Знаменитый немецкий виолончелист Даниэль Мюллер-Шотт – не частый гость в Москве. И это несмотря на то, что именно в российской столице  в 1992 году выиграл первую премию в номинации «виолончель»  на Международном юношеском конкурсе имени П.И. Чайковского и с этой победы по существу началась его профессиональная музыкальная карьера.  Даниэль Мюллер-Шотт – один из лучших виолончелистов мира. Его игру характеризует интеллектуальность, техническая безупречность и филигранность в сочетании с эмоциональностью исполнения. Гастрольный график музыканта расписан на несколько месяцев вперёд. Он выступает в лучших концертных залах мира с ведущими симфоническими оркестрами. Впечатляет и дискография музыканта. На сегодняшний день выпущен 21 диск. Записи музыканта высоко оценены музыкальными критиками. Так же в этом году виолончелист посетил Москву, где исполнил концерт для виолончели с оркестром си минор Антонина Дворжака в сопровождении Большого симфонического оркестра им. П.И. Чайковского под управлением народного артиста СССР Владимира Ивановича Федосеева. В интервью музыкант рассказал о том, что его вдохновляет в жизни, почему он оставил свою любимую виолончель в Мюнхене, и почему  у него нет кота.

Даниэль, сколько раз Вы были с концертами в Москве?

Даниэль: Как Вы знаете, в первый раз я играл в Москве в  1992 году на Конкурсе им. П.И. Чайковского для юных музыкантов. С победы на этом конкурсе началась моя профессиональная карьера. Мне было 15 лет. В этом возрасте я не думал о том, что классическая музыка вдохновляет многих людей и, что в итоге я стану профессиональным музыкантом. 9 лет назад в январе 2005 года в Москве я играл Концерт для фортепиано, скрипки и виолончели Бетховена с оркестром Владимира Федосеева. И вот в этом году снова в январе по приглашению Владимира Федосеева я опять играл  в прекрасном историческом зале Московской консерватории концерт Антонина Дворжака.

— Сколько раз Вы были в России вообще?

Даниэль: Я полагаю, что около 10 раз. У меня были гастроли с русским пианистом Денисом Кулешовым. Это был восхитительный тур. Мне кажется, что это было в 1996 году. Мы путешествовали на поезде вокруг Санкт-Петербурга. Это было замечательное двухнедельное путешествие, в котором я познакомился с Россией, узнал больше о русских людях. В 2008 году в Санкт-Петербурге я играл концерт Дворжака.  В 2012 году опять в Санкт-Петербурге я играл концерт для виолончели с оркестром Роберта Шумана.

 В будущем Вы планируете выступать в Москве и России регулярно? Может быть не только с оркестром,  но и камерную музыку исполните, ведь Вы великолепно играете камерную музыку. И.С. Бах в Вашем исполнении просто изумителен!

Даниэль: Да, я очень надеюсь на это. Мы обсуждали с маэстро Федосеевым дальнейшее сотрудничество, исполнение нового виолончельного репертуара. Я уверен, что продолжение будет. Так же, надеюсь, что буду играть и камерную музыку в Москве. Мне хотелось бы соединить выступление с симфоническим оркестром и, например, сольное исполнение сюит Баха или других камерных произведений для виолончели и фортепиано.  Я думаю, что это будет очень интересная программа.

daniel müller schott

 — С кем из российских музыкантов Вы предпочитаете играть?

Даниэль:  В России так много прекрасных музыкантов! Тройной концерт Бетховена я играл вместе с пианистом Денисом Мацуевым. Выступал вместе со скрипачом Вадимом Репиным. Всегда восхищался работой Юрия Темирканова, дирижёра Санкт-Петербургской филармонии. В будущем хотел бы сотрудничать с другими талантливыми русскими музыкантами и дирижёрами.

— Вы знаете такого русского виолончелиста Даниила Шафрана?

Даниэль: Конечно! Я восхищаюсь его игрой. К сожалению, у меня не было возможности познакомиться с ним лично. Есть интересная история, связанная с Даниилом Шафраном. Наталья Шаховская был председателем жюри Международного юношеского конкурса им. П.И. Чайковского, где я принимал участие. Но на последний тур, где конкурсанты должны были играть с оркестром, в жюри пригласили Даниила Шафрана, чтобы он помог вынести окончательный вердикт по поводу присуждения первой премии. Так что он слышал мою игру. Когда позже я узнал об этой истории, мне было очень приятно, что решение Даниила Шафрана стало ключевым моментом в моей жизни – в жизни пятнадцатилетнего мальчика, который получил первую премию на таком серьёзном конкурсе. Это большая честь для меня – знать, что Даниил Шафран был причастен к тому, что я стал профессиональным виолончелистом. Мой учитель Стивен Иссерлис восхищался игрой Даниила Шафрана. Он познакомил меня со всеми записями Даниила Шафрана. Его игра произвела большое впечатление, оказала и продолжает оказывать влияние на меня как на виолончелиста.

— У Вас бывает отпуск?

Даниэль: Иногда. Летом. А вообще я очень счастлив, что могу делиться музыкой с людьми. Это такой бесценный дар – играть для людей, делиться с ними своими переживаниями, знакомить с волшебным миром звуков. И я очень рад, что Вы, Юлия, привели на мой концерт в Москве школьников. Это то, что я с удовольствием делаю совместно с проектом  «Рапсодия в школе» — прихожу в школы и знакомлю детей с классической музыкой. Ведь у некоторых из них порой совсем нет возможности попасть на концерт и услышать настоящую музыку.

— Может Вам начать регулярно проводить мастер-классы для российских школьников?

Даниэль: Да, с удовольствием. Мастер-класс для молодых виолончелистов, а на следующий день – концерт. Именно так и было в Санкт-Петербурге два года назад. Сначала я дал мастер-класс для 6 или 7 студентов-виолончелистов консерватории, а на другой день играл концерт.

— Играете ли Вы ещё на каком-нибудь другом музыкальном инструменте, на фортепиано или гитаре?

Даниэль: Немного на фортепиано. Во время моей музыкальной учёбы обязательно надо было выбрать второй инструмент. Я выбрал фортепиано, потому что моя мама — учитель по фортепиано, она могла мне помочь в освоении этого инструмента.

— Ваша мама и сейчас преподаёт фортепиано?

Даниэль: Да, по-прежнему преподаёт фортепиано.

— Вы сочиняете свою музыку?

Даниэль: Да, я начал сочинять несколько сольных пьес для виолончели и нужно их закончить. А вообще я написал несколько каденций для виолончельных концертов разных композиторов и исполняю их. Так же делаю переложения для виолончели произведений, изначально написанных для других инструментов.

— Услышит ли публика произведения Даниэля Мюллер-Шотта?

Даниэль: Определённо – да. Я буду играть их вместе с сюитами И.С. Баха.

— В этом году у Вас вышел очередной диск.

Даниэль: Да, диск с музыкой Антонина Дворжака: концерт для виолончели с оркестром си минор, несколько пьес для виолончели с оркестром, «Славянский танец» и переложения скрипичных пьес для виолончели, сделанные мной. Пьесы, написанные для скрипки, прекрасно звучат на виолончели. Таким образом, я увеличиваю репертуар виолончелистов. Запись была сделана в Гамбурге с оркестром радио Гамбурга несколько лет назад. Дирижировал Михаэль Зандерлинг. Партию фортепиано исполнил Роберт Кулек.

— Какую музыку Вы любите слушать помимо классической?

Даниэль: Я люблю слушать джаз, что-нибудь из поп-музыки. Но делаю это не регулярно, когда есть время. Обычно я предпочитаю концентрироваться на той музыке, которую играю, над которой работаю в данный момент времени. Порой я предпочитаю вообще побыть в тишине, без всякой музыки. Чистая тишина, пойти на природу и наслаждаться лишь тишиной. Это очень освежает, помогает с новыми силами вернуться к музыке, над которой я работаю.

— Что Вы думаете о рок-музыке?

Даниэль: Когда мне было 15 лет я слушал всё то, что слушали подростки того времени – от рока до рэпа. Я был на концертах Майкла Джексона  и Guns’n’Roses, других популярных в то время рок-групп в Мюнхене. Впечатления от концертов, от той музыки из детства остались навсегда со мной. Так же я люблю Beatles, их старые альбомы.

— Расскажите нам о документальном фильме «Cello Tales» («Истории виолончели»).

Даниэль: Этот фильм сейчас идет в кинотеатрах Европы. К сожалению, не в кинотеатрах России. Это замечательный рассказ о создании инструмента, об особенностях и качестве звука виолончели. В этом фильме я ответил на несколько вопросов по поводу собственного видения идеального инструмента. Инструмент очень важен для музыканта, он помогает выразить себя. Виолончель для меня – это живое существо, часть моей семьи, которая путешествует со мной по миру.

— Сколько сейчас у Вас виолончелей?

Даниэль: Три. В прошлом году мне сделали новый инструмент. По техническим характеристикам он похож на мой старый инструмент, который был создан в 1727 году в Венеции Маттео Гоффриллером. Там такое же натяжение струн, мензура, размер корпуса. Это практически точная копия старого инструмента. В Москве этой зимой я играл на новом инструменте. После репетиции музыканты московского оркестра сказали, что новая виолончель звучала очень свободно. Это радует. Я планирую играть на ней регулярно. Моя старая виолончель в этот приезд в Москву осталась дома. Я берег её от мороза, ведь у вас на улице было минус 20! Резкие перепады температуры опасны для инструмента.

— Самой любимой виолончелью у Вас по-прежнему остаётся «Ex Shapiro»?

Даниэль: Да, она очень дорога мне. За долгое время игры на ней я очень сблизился с ней, потому что я встречался с её прежним владельцем. У него этот  инструмент был очень долго. И теперь виолончель перешла к новому поколению музыкантов. В следующий раз я постараюсь привезти её в Москву. Я очень люблю эту виолончель. Но должен сказать, что для музыканта бывает полезной смена инструмента время от времени, чтобы почувствовать контраст звучания, услышать другие тембральные окраски.

— Я знаю, что несколько композиторов посвятили Вам свои произведения: Андре Превин и Петер Ружичка написали для Вас по Концерту, Себастьян Курье сочинил Сонату, а Олли Мустонен – Сонату для виолончели и фортепиано. Почему Вы так редко исполняете эти произведения? Планируете ли когда-нибудь их записать?

Даниэль: Очень сложно играть новые произведения. Нужно время чтобы оркестр выучил новый репертуар. Не всегда устроители концертов идут на такой риск – включать в программу новые необычные произведения. Но я надеюсь, что в будущем получится чаще исполнять эти сочинения. Кстати, в этом году я играл Концерт Андре Превина в США. Планирую в следующий раз записать композиции Андре Превина и выпустить диск.

— Вы уже записали несколько дисков с произведениями русских композиторов: Прокофьева, Шостаковича, Хачатуряна. Планируете ли Вы дальше записывать произведения русских композиторов с русскими оркестрами?

Даниэль: Да, с удовольствием записал бы Вариации на тему рококо Чайковского, Виолончельный концерт Мясковского с русским оркестром, например с БСО им. П.И. Чайковского под управлением Владимира Федосеева.

— Вы были знакомы с Мстиславом Ростроповичем, брали уроки у него.

Даниэль: Мстислав Ростропович – гений! Я счастлив, что был знаком с ним, что занимался у него. Мне так хочется хоть немного приблизиться к его мастерству, играть так же великолепно. Я к этому стремлюсь. Жаль, что я не знаю русского языка. Ростропович общался со мной на смеси английского, русского, немецкого. Такой симбиоз разных языков мира был. Он всегда говорил, чтобы я играл больше из репертуара русских композиторов.

— Вы довольны своей карьерой?

Даниэль: Я признателен судьбе, что стал музыкантом. С возрастом я стал понимать, какой это подарок судьбы – путешествовать по миру и играть для большого количества людей.

— Сколько часов в день Вы занимаетесь на виолончели сейчас?

Даниэль: Хотелось бы больше, но из-за постоянных переездов не получается заниматься много.

— Вы любите животных?

Даниэль: Да, я люблю животных. Много лет у  нас дома жил кот. К сожалению три года назад он умер. Ему было 20 лет. В детстве у  меня было много домашних питомцев. Всегда были хомяки, жил кролик и даже шиншилла. Сейчас у меня никого нет, потому что я редко бываю дома и не с кем оставлять питомца. Конечно, его можно отдавать на время отъездов родителям. Но мама всё ещё горюет по коту и пока не готова к появлению нового питомца. У моего брата аквариум с рыбками.

— Футболист Филипп Лам – Ваш друг?

Даниэль: Да, мой друг, а теперь ещё и чемпион мира.)

— Вы водите машину?

Даниэль: Да, вожу. У меня большой Фольксваген для того чтобы возить все мои инструменты.

— Ваш любимый город?

Даниэль: Мюнхен.

-Что Вы думаете о России и русских людях?

Даниэль: Русские люди очень открытые и эмоциональные. Мне это очень нравится. Мне нравятся памятники Москвы, московское метро впечатляет своей архитектурой. Но московские пробки – это что-то! Я столкнулся с этой проблемой в этом году, когда играл в Москве. Мы ехали из аэропорта в центр Москвы три часа.

— Вы хотели бы жить в Москве?

Даниэль: Периодически, например, летом жить в Москве, а зимой в Мюнхене.

— Какой Вы увидели Россию?

Даниэль: Россия изменилась. Она стала более открытой. Я слышал от многих, что Россия стала более западной. Может быть, когда-нибудь я оставлю виолончель дома и приеду в Россию как турист, чтобы посетить другие города и познакомиться с жизнью российской глубинки.

Юлия Калашникова

Фото: Uwe Arens