31 июля 2016 г. Москва. ТАСС. Пресс-конференция.

31 июля в ТАСС состоялась пресс-конференция с группой Apocalyptica, приуроченная к предстоящему выступлению финских виолончелистом на фестивале «Вдохновение». 1 августа музыканты не только отыграли сольный сет на сцене Зелёного театра ВДНХ, но и поучаствовали в масштабном флешмобе, в котором было задействовано несколько десятков российских виолончелистов и гитаристов, а также американский виртуоз Стив Вай.

Музыканты вошли в зал, где должна была пройти пресс-конференция под звуки видеоклипа «Battery», который был снят к 20-летию со дня выпуска альбома «Apocalyptica Plays Metallica By Four Cellos». В текущем году пластинка отмечает круглую дату. По этому случаю 22 июля 2016 года вышел ремастериванный вариант диска. Об этом релизе, предстоящем выступлении на фестивале, российских концертах в 2017 году и о том, почему у них болят шеи Эйкка Топпинен, Пааво Лотьенен, Пертту Кивилааксо и Микко Сирен рассказали журналистам во время пресс-конференции.

DSC_7190_ DSC_7196_

—  Расскажите, что вы будете исполнять  в рамках фестиваля «Вдохновение» завтра (1 августа 2016 г.)? 

— Эйкка Топпинен: Завтра будет нечто интересное не только для зрителей, но также и для нас. Состоится флешмоб с участием большого количества виолончелистов и гитаристов, и особенно Стива Вая. Наш сет-лист всё ещё в процессе. У нас нет плана, потому что мы, как всегда, хотели бы сначала увидеть место выступления  и почувствовать его атмосферу перед тем, как окончательно решим какие песни играть. Это должно быть что-то очень интересное.

— Хотелось бы услышать мнения всех участников о завтрашнем фестивале?

Пертту Кивилааксо: Извините, я пока ещё вне зоны понимания происходящего. Такое ощущение, что я нахожусь в фильме «Стартрек» («Star Trek») и управляю космическим кораблём. Я имею в виду этот большой зал Итар-ТАСС.

— Микко Сирен: Так много кнопочек здесь!

— Эйкка Топпинен: У фестиваля весьма интересная концепция. Когда мы впервые услышали о проекте, то не совсем были уверены в том, как это будет выглядеть и происходить. Но потом мы подумали, что это хорошая идея – привлечь других музыкантов играть с нами на одной сцене. Мы видели на видео, как молодые музыканты играли наши песни. Это было многообещающим и захватывающим. Каждый был взволнован флешмобом.

— В начале вашей карьеры вас обвиняли в неоригинальности, в том, что вы можете только переигрывать чужие хиты. Почему решили спустя 20 лет вернуться к этой концепции и исполнить те хиты снова? (В 2017 году Апокалиптика выступит с концертами в России — 22 апреля в Санкт-Петербурге в БКЗ «Октябрьский» и 23 апреля в Москве в Крокус Сити Холле).

— Эйкка Топпинен: Когда мы осознали, что действительно прошло 20 лет (ведь, кажется, что мы только начали!) (улыбается), то поняли, что вот настоящая причина, чтобы отметить это событие. И поэтому мы решили переиздать первый альбом с несколькими бонус-треками, включая «Battery», который сейчас как раз продемонстрировали позади нас (видеоклип «Battery» был показан в начале пресс-концференции на экранах зала ТАСС). Мы подумали, что действительно было бы весьма любопытно вернуться к тому, с чего мы начинали и увидеть, что мы делаем по-другому, имея 20-летний концертный опыт за плечами. Ведь многие люди стали слушать Апокалиптику позже, не с первого альбома. Кто-то с альбома «Shadowmaker» (2015 г.) или с альбома «Worlds Collide» (2007 г.). У них не было шанса увидеть Апокалиптику, создающую основные вещи в прошлом. Мы подумали, почему бы не сделать экспериментальный шоу-концепт и действительно вернуться к нашим основам, к тому звуку виолончели, которым играли металл тогда. Это должно быть очень весело и по-другому. В течение 20 лет мы всегда меняли концепцию группы: включили барабаны, взяв Микко в группу 15 лет назад, сотрудничали со многими певцами. Сейчас у нас есть Фрэнки (Фрэнки Перес – американский вокалист). Он ездит с нами в туры и поёт на альбоме «Shadowmaker». Мы любим изменения. Мы не любим повторять одно и то же, так как тогда начинается рутина.

В отличие от России, где мы будем играть в Крокус Сити Холле — большом зале, во многих странах мы играем в рок-клубах, в металл-клубах последние 10 лет. Там не приходит кроссовер-публика на подобные мероприятия. Мы знаем, что у нас есть множество поклонников в мире классической музыки так же, как и в мире металла, и поэтому нам важно объединить эти два мира. Композиции группы Metallica, сыгранные акустическими виолончелями могут объединить всех этих людей.

— Ваш зритель 20 лет назад и ваш зритель сегодня – это разные люди?

Эйкка Топпинен: Трудно сказать. Я думаю, что это выглядит следующим образом – кто-то открыл нас 20 лет назад и продолжает следовать за нами по какой-то причине с одной стороны. С другой стороны – много новых поклонников, которые присоединились к нам в течение последних двух альбомов. Это большой микс. Metallica-тур, который мы собираемся играть, соберёт всех этих людей вместе. Это будет празднование того, что Apocalyptica – группа, которая объединяет металл и классику вместе в очень специфичной форме. Мы ощущаем себя слугами своих поклонников в течение этих 20 лет.

DSC_7195_ DSC_7220_

— Каков, по-вашему, российский зритель? Какова она, российская аудитория?

— Пааво Лотьенен: Мы выступаем в России уже около 17 лет. Сыграли, наверно 30 или 40 концертов здесь. И всегда русская публика была для нас очень приятной. Мне кажется, что русская публика очень хорошо знает классическую музыку. Это чувствуется на концертах.

— Микко Сирен: Как уже сказал Пааво, русская публика всегда  относилась к нам с теплом. Поэтому я всегда чувствую, что нас тут ждут. Здесь комфортно. И всё это вдохновляет на то, что бы вернуться сюда снова.

Эйкка Топпинен: Это потому, что в России богатая история культуры. Ты чувствуешь, что публика знает, что такое качество, и она ждёт качественного шоу. Для нас всегда очень приятно играть для страстной русской публики. Зрители точно знают, что хотят получить. И мы рады играть для такой аудитории.

— Ну и конечно нельзя не задать вопрос, который задаётся почти всем иностранным гостям, приезжающим в нашу страну. Нравятся ли вам российские девушки?

Эйкка Топпинен: Наши шеи болят. Потому что вчера вечером мы сидели на террасе и смотрели на проходивших мимо людей. И мы свернули шеи, рассматривая русских девушек.

— Микко Сирен: Они очень высокие. Мне приходилось смотреть на них снизу вверх.

(Все смеются).

Эйкка Топпинен: Я должен сказать то, что атмосфера в Москве в настоящий момент фантастическая. Потому что мы здесь бываем на протяжении 15 лет. Видим изменения в культуре, в людях. Прошлой ночью мы гуляли и заметили, как позитивны, энергичны люди, в хорошем настроении. Это не может не радовать.

DSC_7239_ DSC_7344_

— В связи с тем, что ВДНХ устраивает такое масштабное событие с сотней виолончелистов, хотелось бы задать следующий вопрос: в прошлом году 14 августа на главной площади Хельсинки произошло событие, называющееся «Hundred Guitars From Hell». Им руководил Алекси Лайхо из Children Of Bodom. Вдохновились ли вы его опытом и тем, что он собрал 100 гитаристов со всей планеты? И почему вы решили это сделать именно в Москве?

Эйкка Топпинен: Если быть честным, то предложение сыграть концерт и поучаствовать во флешмобе пришло к нам от организаторов фестиваля. Это не наша идея. Мы делали нечто подобное в Финляндии с десятками виолончелистов, не с Апокалиптикой, а с сообществом виолончелистов. В Финляндии очень сильное и большое сообщество виолончелистов. Там такое часто бывает. Мы пока сами точно не знаем то, что будет происходить завтра. Мы будем готовиться к завтрашнему выступлению. Но философия и концепция фестиваля заключается в том, чтобы собрать людей вместе, чтобы сделать совместно что-то оригинальное и необычное. Вот таков лозунг фестиваля.

— С годами ваша техника игры на виолончели менялась. Не думаете ли вы о том, чтобы основать собственную школу игры на виолончели?

— Пааво Лотьенен: Да (улыбается).

Эйкка Топпинен: Время от времени мы обсуждаем возможность проведения мастер-классов,  а не создания школы. На это у нас пока нет сил и времени, чтобы реально работать. Если мы и соберёмся что-то делать, то это должно быть хорошо. И такие вещи надо организовывать  в разных местах потому, что по всему миру есть виолончелисты, которые захотят к нам присоединиться. Проблема финансирования так же важна. Так как мы считаем, что обучение не должно быть слишком дорогим для будущих виолончелистов. Время от времени мы говорим об этом. Но сейчас не подходящий момент для осуществления подобных идей.

— Была ли уже у вас репетиция с виолончелистами? 

Эйкка Топпинен: Мы едем на репетицию с другими виолончелистами и гитаристами сразу после пресс-конференции.

— Вы участвовали в отборе виолончелистов? 

Эйкка Топпинен: Нет. У нас, к сожалению, не было времени на это. Это достаточно трудоёмкий и энергозатратный процесс.

— Завтра помимо вас на этом фестивале будут ещё выступать такие виртуозы, как Стив Вай, Денис Мацуев и прочие. Вы не рассматриваете их как партнёров для своего последующего творчества, совместных песен, возможно альбомов?

Эйкка Топпинен (с серьёзным видом): Посмотрим завтра. Если они в итоге хорошо сыграют, тогда возможно и пригласим их. (Улыбается).

Неужели?

Эйкка Топпинен: Это шутка! (Все смеются).

— Микко Сирен: Я думаю, что это нам необходимо услышать то, что эти музыканты думают о нас.

— Вы – известные экспериментаторы и не боитесь экспериментов. С кем планируете сотрудничать в ближайшее время? Какие экспериментальные программы планируете показать?

 Эйкка Топпинен: Ну, вообще, в следующем году мы едем в Metallica-тур. Он будет длиться практически целый год. Потому что мы начинаем в феврале в Европе, затем у нас будут шоу в апреле в России, Финляндии, летний сезон фестивалей в Европе. И мы также хотим привезти шоу в Америку, Азию. Это займёт весь следующий год. Но во время тура мы планируем работать над новой музыкой. Но у нас ещё нет какого-то конкретного плана насчёт того каким будет новый альбом, не выработана его концепция. И вообще мы не из тех, кто планирует идею альбома за годы до его выхода. Мы всегда фокусируемся на том, что чувствуем сильнее всего в текущий момент. Поэтому каждый альбом – это всегда отражение своего времени. Нельзя  сказать в какой концепции будет альбом. Будет ли это альбом с Фрэнки или с некоторыми другими гостями, или это будет полностью инструментальный альбом. Этот вопрос всё ещё открыт.

Одной из основных причин, почему мы празднуем 20-летний юбилей, является то, что мы всегда готовы менять концепцию: перемещать части, привлекать певцов, играть только инструментальную музыку, делать вещи с оркестром, как это было в «Wagner Reloaded»  — танцевальном проекте в Германии пару лет назад. Это и есть причина того, что Apocalyptica существует так долго. Мы не боимся экспериментов. Мы играем на виолончелях нашу музыку с разными комбинациями инструментов, в различных музыкальных стилях – классическая музыка, металлическая музыка, рок- и поп-музыка. Каждый раз концепция альбома зависит от музыки, которую мы пишем.

Мы думаем, в каком виде композиции должны прозвучать, чтобы не нарушалась общая идея. Это и есть причина, почему мы привлекли барабаны, причина того, что мы привлекаем различных певцов. Это всё идет от музыки. Тогда альбом воспринимается правильно.

Но что бы не получилось в итоге, это будет самое лучшее.

DSC_7303_ DSC_7363_

— С кем из российских рок-исполнителей удалось поработать? Есть ли планы на будущее с другими российскими музыкантами?

Эйкка Топпинен: Мы сотрудничали с Пилигримом. Совместно сделали их песню.

— Пааво Лотьенен: Это было 10 лет назад.

Эйкка Топпинен: Время от времени мы разговариваем о том, чтобы провести совместный тур с некоторыми группами. Но пока из этого ничего не вышло. Но может быть в будущем это и случится.

Хочу добавить несколько слов о сотрудничестве с русскими музыкантами. Что касается классических музыкантов, то мы работали со многими. Мы начинали с русскими учителями. У нас были мастер-классы с различными мастерами. Мы играли вместе с Александром Рудиным (российский виолончелист, пианист, дирижёр и художественный руководитель академического камерного оркестра «Musica Viva»), который является профессором Московской консерватории. В классическом мире мы сотрудничали много с кем. В детстве я даже играл в оркестре, где Ростропович (Мстислав Ростропович – советский и российский виолончелист и дирижёр) был солистом. Это было замечательно!

— Многие гитаристы считают, что их гитары, как женщины. У вас к вашим инструментам такое же трепетное отношение? Случались ли какие-нибудь казусные интересные вещи за последнее время?

— Пертту Кивилааксо (закрыл лицо журналом, который я ему передала): Я пропущу это.

Эйкка Топпинен: Мы обращаемся с нашими инструментами так же, как обращаемся с женщинами.

— Сколько же вы тогда их поменяли?

Эйкка Топпинен: Ну, может быть только Микко (барабанщик) их не менял. (Все смеются).

— Пертту Кивилааксо: Не так много, как женщин. (Засмеялся, покраснел и отвернулся на кресле от зала). (Все смеются).

— Пааво Лотьенен: Действительно, не так много. У меня виолончель уже 10 лет. А у тебя 5 лет? (Обращается к Эйкке).

Эйкка Топпинен: Когда мы были помоложе, мы очень часто меняли свои виолончели. Потому что мы только начали играть, и всё было в новинку, всё было интересно.

— Вы записывали альбом, полностью посвящённый творчеству Вагнера (Wagner Reloaded, 2013). Скажите, пожалуйста, как сильно на вас повлиял Вагнер в становлении вашего музыкального вкуса и творчества?

Эйкка Топпинен: В целом Вагнер, как классический композитор, имеет очень большое влияние на композиции Апокалиптики. Но думаю, что наше вдохновение идёт от русской музыки. Так как моим любимым композитором является Шостакович, то вы легко можете услышать его влияние в нашей музыке. (Улыбается). Вагнера не так много. Но было очень интересно работать над этим проектом о жизни Вагнера. Потому что он был весьма неординарной личностью. Как и его музыка, которая была уникальной и очень уважаемой.

Было очень интересно сочетать собственные композиции с композициями Вагнера. Это был некий вызов. Потому что его музыка в своем роде идеальна. Технически и эмоционально – она совершенна. Было весьма рискованно (улыбается) менять его композиции и соединять их вместе с чем-то новосочиненным. Я думаю, что нам это удалось очень хорошо.

DSC_7385_

— Пробовали ли вы когда-нибудь играть на таком инструменте как октобас?  (Октобас октавный контрабac или cyбконтрабac, самый крупный струнно-смычковый инструмент. Вагнер использовал этот инструмент в своих произведениях).

— Пааво Лотьенен: Вы имеете в виду эффект или инструмент?

 — Очень большой инструмент.

Эйкка Топпинен: Который использовал Вагнер? Мы никогда не видели такой инструмент живьём. Мы знаем, что он существует. Быть может, он — как Лохнесское чудовище или что-то в этом роде, которое не существует на самом деле, но люди о нём говорят. (Улыбается).

— Пааво Лотьенен: У меня педаль с эффектом, который называется октобас.

Эйкка Топпинен: Октобас – это всего лишь маленькая коробочка. (Улыбается).

 — Знаю, что Пертту и Эйкка написали оперу «Индиго». Немножко расскажите об этом опыте.

Пааво нажимает у Пертту кнопочку на пульте стола и приглашает сказать речь.

— Пертту Кивилааксо: Это было замечательно! (Лучезарно улыбается).

Эйкка Топпинен: Было здорово. Пертту был основным композитором оперы. Это был интересный и захватывающий процесс. Самое главное, что когда мы приняли этот вызов, мы ещё не знали, насколько это будет большая вещь. Процесс написания оперы был весьма интенсивным и коротким потому, что мы ещё ездили в туры. Обычно в мире классической музыки всё происходит долго, затягивается на годы, а в рок-мире всё быстро и неожиданно меняется. Релизы выпускаются через полгода. Пертту был очень увлечён процессом создания оперы. Поэтому мы сделали всё вовремя. Последняя репетиция оперы перед её премьерой проходила, когда мы находились в Японии. Многие наши друзья играют в оперном оркестре, некоторые солисты оперы делали посты с репетиции. Мы в Японии, а сотни людей работают над нашей композицией в Хельсинки. Это было действительно здорово. Я думаю, что Пертту видел все представления. Я был на двух. Но это было замечательно.

Я хочу добавить, что нам всегда нравится писать музыку помимо Апокалиптики, создавать композиции для других целей. Поэтому мы пишем вещи для игр, фильмов, театра и другого, потому что это дополняет то, что мы играем с Апокалиптикой. Это так увлекательно — принимать новые вызовы. Примечательно то, что принимая новые вызовы, мы не знаем, закончатся ли они успешно. Но это лучший способ приобрести новый опыт.

DSC_7318_ DSC_7247_ DSC_7317_ DSC_7396_

— Можно ли узнать о предстоящем туре, в рамках которого в следующем году вы приедете в Россию в апреле? Что это будет за программа? Будет ли она только инструментальной или же будет с вокалистом?

Эйкка Топпинен: Это будет только инструментальный тур – только виолончели и Микко на барабанах. Полностью инструментальные концерты.

— Пертту Кивилааксо: Это будут октобарабаны. (Все смеются).

Эйкка Топпинен: На первых двух альбомах с нами играл Антеро (Антеро Маннинен – виолончелист первого состава Апокалиптики, участвовал в записи первого альбома). Он приедет с нами. И мы сыграем первый альбом от начала до конца. Это будет в первой части концерта. Во второй части мы исполним новые версии разных песен Металлики вместе с Микко. Потому что, вообще-то, мы записали множество песен Металлики — и как бонус-треки, и как синглы. Это будет полностью инструментальное шоу, которое также будет в своем роде новым. Потому что мы уже практически 8 лет не выступали с полностью инструментальной программой.

8 лет назад у нас стали появляться певцы. Мы начали выступать с вокалистами. Когда не было певца на концерте, то мы играли его партию на инструменте. Так что это будет что-то другое для нас. Должно быть здорово!

Юлия Калашникова

Фото: Михаил Степанов

Концерты Apocalyptica в России:

22 апреля 2017 года, г. Санкт-Петербург, БКЗ «Октябрьский»

23 апреля 2017 года, г. Москва, Крокус Сити Холл.