Легендарному ВИА «Самоцветы» в будущем году исполняется 50 лет. Они «родились» в 1971-м. В 1992-м ненадолго приостановили совместную работу, чтобы в 1995-м собраться и уже не расставаться. Они, своего рода, достопримечательность – как океанологическое судно, работающее по исследованию глубин Мирового океана, опознавательный образ идей, явлений, уходящей эпохи. И я вполне понимаю зрителей, которые просят их «старые» песни, новые музыкальные композиции, с их необычными ритмическими рисунками, весьма интересны, но очень скоро начинаешь грустить о доме, — оттого они так дороги нам, что это кусочек Родины. Они – книга о родном доме, о родных и друзьях, о далеком детстве и юности, которые закончились так сокрушительно и внезапно.

Александр Нефёдов — профессиональный певец, в ансамбле «Самоцветы» работает с 1980 года. Окончил музыкальное училище им. Ипполитова-Иванова. Пришёл в «Самоцветы» из ВИА «Поют гитары» в 1980 г. в качестве вокалиста. Играет на ритм-гитаре и на ударных инструментах. В период приостановки концертной деятельности «Самоцветов» занимался сольной карьерой. В 1992 году по опросу прессы вошёл в десятку лучших певцов страны.

Мы поговорили с Александром о начале его творческого пути, о событиях, концертах, современной музыке и планах на будущее.

Александр Нефёдов

Вы окончили Московский авиационный приборостроительный техникум имени С. Орджоникидзе (МАПТ) и вдруг (или не вдруг?) – музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова. Когда пришло осознание того, чем вы хотите заниматься в жизни?

Сначала я попал в армию, в Германию, в группу советских войск. Тогда был такой город Карл-Маркс-Штадт, сейчас он называется Хемниц, там я служил в оркестре, при чём, это был не просто военный оркестр: на его базе был еще эстрадный ансамбль, где нас, солдатиков, было человек шесть. И ещё был большой эстрадный оркестр и всё это вместе составляло Советскую часть объединенного с немцами народного ансамбля ГДР — «Братья по классу — братья по оружию».

После того, как я отслужил два года, перед самой демобилизацией, знакомый спросил меня: «Куда планируешь идти после армии?». «Не знаю, — говорю, — наверное, пойду по специальности». Он дал мне номер телефона директора ансамбля «Поют гитары» и уговорил звонить. А мне тогда казалось, что профессиональный ансамбль состоит из почти что «небожителей». Мне было неловко, и я не отважился позвонить, устроился на работу по специальности.

Тогда у меня был приятель, с которым мы ещё в техникуме играли в ансамбле. Он меня долго уговаривал позвонить, но мне было жутко неудобно. Однажды я всё-таки решился, позвонил по этому номеру, и меня пригласили на прослушивание. У ребят как раз был концерт в концертном зале «Россия», меня прослушали и, на удивление, – взяли в ансамбль. Это было в конце 1977 – начале 1978 года. И с конца января 1978 года я уже был в составе ансамбля «Поют гитары». Он знаменит тем, что в его составе начинал свой творческий путь Валерий Ободзинский, Аркадий Хоралов, Александр Малинин и многие другие. Во время работы появилась необходимость получить музыкальное образование и, поступив в музыкальное училище имени Ипполитова-Иванова, я стал совмещать гастроли и учёбу.

Почему выбор пал именно на «Ипполитова-Иванова»?

Там как раз открывалось эстрадное отделение, и мы с Сашей Малининым и другими ребятами из ансамбля поступили на вечернее отделение. Поскольку эстрадное отделение только открылось, то поступить и учиться нам было попроще.

Вы пришли в «Самоцветы» в 1980 году, помните своё первое выступление? Есть ли композиция, событие, концерт, которые изменили вашу жизнь и вас начали узнавать?

 В «Самоцветы» меня пригласили сразу после Олимпиады-80. Тогда в составе ансамбля было 26 человек. И моё первое выступление было для меня необычным – я пел за кулисами. Там стояли микрофоны для вокальной группы. И некоторые песни часть коллектива, и я в том числе, иногда пели за кулисами.

Узнавать меня начали весной 1984 года после телевизионного эфира в передаче «Утренняя почта» с песней «Бумажный кораблик».

Александр Нефёдов

Как жизнь в связи с этим изменилась? Поклонники одолевали?

 Не особенно изменилась, единственно, в сфере обслуживания стало попроще – тогда всё приходилось «доставать». Что касается поклонников, то к счастью не очень доставали, да и благо популярность была как раз не самая высокая, не самая низкая – то, что нужно, чтобы комфортно жить. Иногда бывали какие-то звонки жене. Звонили и говорили ерунду всякую, но она не обращала на это внимания.

В 1992 году после приостановки концертной деятельности «Самоцветов» вы занялись сольной карьерой, выпустили альбом, стали лауреатом конкурса «Шлягер-92», и в том же году вошли в пятерку лучших вокалистов хит-парада «Музыкальный марафон». Почему не стали продолжать сольную карьеру и вернулись в состав «Самоцветов»?

 Во-первых, петь одному было некомфортно, не хватало поддержки на сцене, и я скучал по ребятам, с которыми бок о бок работал на сцене 15 лет. И когда появилась возможность вернуться в ансамбль и снова работать вместе, то я с удовольствием согласился. Мы тогда не думали, что это будет надолго, что это будет кому-то нужно и востребовано. Но жизнь показала, что мы, к счастью, ошибались.

Юрий Маликов и Александр Нефёдов

Юрий Маликов – бессменный руководитель уже, можно сказать, бессменного состава. За всё время существования – ни одного упоминания «Самоцветов» ни в одном публичном скандале, даже ради хайпа. Как вам в коллективе удается сохранить единодушие на протяжении стольких лет?

Ну, отчасти это зависит от руководителя. Есть руководители, и мы их знаем, кто делает на этом себе популярность, имя, но это их путь. У нас в коллективе никогда не было ни скандалов, ни пьянок — всё было очень пристойно. Если вдруг кто-то позволял себе лишнее, то его достаточно быстро заменяли. В большом коллективе замены практически безболезненны. А когда мы в 1995 году собрались вновь, нас было четверо и ездить удобней и в плане мобильности тоже.

Можно сказать, что вы уже семья?

Мы действительно семья, у нас дружеские отношения. И в тот период, когда мы не работали, мы всё равно общались. И когда в семье у Лены родился Никита, а Олег тогда рядом жил, он всё время к ней приезжал: помогал и готовить для него, и пеленать, и гулять. Так что мы всегда поддерживали друг друга.

А дети ваши сейчас дружат, общаются?

Практически нет, у каждого — свои интересы. Хотя Вова Пресняков с Димой Маликовым общаются довольно часто. Даже песню «Мой отец» вместе написали.

 В 1997 году вышел альбом «Мы стали другими», прошло еще 20 лет — вы стали другими? Как с годами изменились ваши концерты? Что изменилось с того времени, молодые люди приходят на концерты?

Конечно мы стали другими. Постарели на 20 лет, набрались мудрости. А вот в плане концертов, изменений не много. Сколько бы мы ни пытались исполнять новые песни, красивые, хорошие – всё равно наши зрители просят «старые». Сначала мы пытались показать новые песни. «Ну, вы послушайте!» Нам говорят: «Да, это хорошо, но мы хотим «старые», мы с ними выросли…». И я могу их понять, они нас ради этого и приглашают, чтобы услышать те песни, которые звучали, когда они были молодые или совсем юные. Поэтому это своеобразная такая, печаль что ли, так можно сказать, своеобразная дорожка, по которой мы должны идти — ничего нового от нас не хотят. Хотя есть песни новые, красивые.

Несмотря на то, что, казалось бы, должны приходить люди зрелого возраста, пожилые – в зале очень много молодёжи. И что самое удивительное — они знают все слова, подпевают, и очень приятно знать, что они не просто так случайно зашли — они это слышали и, видимо, их родители слушают эти песни.

Была такая интересная история: я когда женился в 1980 году, у жены уже была дочка, и она не интересовалась где я работаю, какие песни пою: ну, «Самоцветы» — не особенно вникала. Потом уже не помню почему, то ли мама слушала, и она прислушивалась — ей понравилось. Потом она взяла кассету, отнесла своим одноклассникам, и на удивление им очень понравилось – было неожиданно приятно. И вправду сказать: в те времена была хорошая музыка, хорошие стихи. И вот уже больше 40 лет эти песни слушают и помнят.

Самоцветы

Почти все композиции «Самоцветов» — хиты. Какой является самым важным, визитной карточкой коллектива?

Наверное, всё-таки, песня «Всё, что в жизни есть у меня». Ей повезло, у неё было две волны – в 1975-1976 годах она впервые прозвучала и стала известной. И когда в 1995 году мы опять собрались и было очень много эфиров, редакторы почему-то именно эту песню ставили в программы. И тогда пошла вторая волна её популярности.

Есть недооценённые композиции, незаслуженно обойденные вниманием?

 Их очень много – новых, допустим, «Снег Рождества» — песня Владимира Преснякова. Мне она очень нравится, я считаю — она одна из лучших песен на эту тему. Но почему-то редакторы считают иначе, с ними сложно… Мы, когда только собрались снова, и принесли свой альбом на «Русское радио», у нас его не взяли. Сказали: «Это не наш формат!»

Из недооценённых есть ещё «Ты моею станешь» Петровича (прим.: Владимир Петрович Пресняков), на мой взгляд, очень красивая песня. Потом «Рэгтайм на Титанике» — тоже очень хорошая.

 Я влюблена в «Колоколенку».

Да, тоже очень хорошая, согласен.

Новые технологии изменили не только лицо музыки, но способы ее распространения. Сейчас, в эпоху интернета, появилась возможность дать новую жизнь «старым» хитам и не только «старым». Вокализ Эдуарда Хилля «Я очень рад, ведь я, наконец, возвращаюсь домой» набрал 34 млн. просмотров на YouTube. Филипп Киркоров на свою композицию «Цвет настроения синий» вместе с Егором Кридом сделали — «Цвет настроения чёрный». Не думали о том, чтобы осовременить свои композиции, сделать новые аранжировки хитов или коллаборацию с кем-то из молодых исполнителей?

 Мы, конечно, думали на эту тему и даже делали, точнее делали не мы, а ребята, которые в этом хорошо разбираются, знают технологии и прочее. Они обращались с предложением взять нашу песню и сделать из неё современную версию. И, что-то делали, и были даже какие-то просмотры. «Всё, что в жизни есть у меня» переделали, и довольно интересно получилось, звучало неплохо. А сами мы не занимаемся этим, поскольку всё-таки этим должен заниматься профессиональный человек, который с этими технологиями хорошо знаком, хорошо знает этот рынок.

Самоцветы

Репертуар «Самоцветов» о любви, родине, дружбе, при этом тексты песен без неправильностей и сниженных элементов речи. Я посмотрела инфографику — как менялась тематика песен за последние 40 лет — употребление слов: любовь, дом, поцелуй, улыбка – снизилось процентов на 20, появились новые слова, которые раньше почти не использовались, например, «грязный». Интересно ваше мнение о состоянии современной песенной поэзии.

 Мне не очень нравится, что сейчас всё можно. Молодёжи кажется, что это прикольно, но на самом деле ушла не только романтика, душа, что ли, из песни ушла. Сейчас всё сместилось в сторону ритма: чистый ритм, а какие там слова – не так важно. Главное, чтобы был навязчивый ритм, необычный звук. Я пытаюсь понять, почему так происходит: то ли это насаждается… наверное – да. И мне кажется, что музыка становится некрасивой.

Не обращала внимание, когда ты приходишь в большой торговый центр — там звучит музыка, и, как правило, — долбёжка какая-нибудь, как правило – очень неприятная, от которой хочется укрыться. И я даже спрашивал у персонала: «Почему у вас такая музыка звучит, это же неприятно». Обычно отвечают: «Нам самим это неприятно, но у нас есть определённый трэк-лист». То есть они не могут ничего другого давать, у них есть определённый перечень произведений.

Александр Нефёдов

 Современные музыкальные направления, на ваш взгляд, больше разъединяют или объединяют людей. Раньше всё-таки музыка объединяла, мне кажется.

 Раньше – объединяла. Если ты помнишь, тот же «Там, где клён шумит», «Нет тебя прекрасней» — это песни, которые люди пели за столом. Собирались, скажем, на праздник и с удовольствием пели или подпевали под запись на магнитофоне. Что сейчас будут подпевать, что сейчас будут петь за столом… ничего, потому что этот слой культурный потихонечку ушёл совсем. Наверное, это время такое… Я помню, наши мамы тоже собирались, все знали определённый набор песен: «Вот кто-то с горочки спустился», «Одинокая гармонь». Все их пели за столом, пели красиво, пели многоголосьем. Сейчас этого уже нет – это совсем ушло. И то, что сейчас модно, например, та же «Цвет настроения синий» — её не споёшь, под неё плясать весело. Но надеть наушники и послушать запись в хорошем качестве как это звучит – кто этим будет заниматься? Под танцы это хорошо, как шоу – хорошо, на сцене – это ярко. Филипп, он молодец! Мы с ним как-то ездили на гастроли, он ещё учился и только-только начинал, у меня не было совсем ощущения, что он так далеко пойдет, но он такой упорный, и у него такие мысли креативные, он сделал себя. Сейчас он действительно король нашей эстрады. Это интересно и это нравится.

Александр Нефёдов

 Музыкальных критиков тут почитала, Нейт Слоан, кажется, в своем исследовании хитов отметил, что за последние десять лет произошёл уход от куплетно-припевной формы композиции, современные тенденции – вместо припева нарастающее напряжение, переходящее в более высокую тональность, и каждая последующая часть композиции эффектнее предыдущей. И в целом, запрос современного зрителя — смена тональности, смешение жанров, вокальных техник. Почему так происходит, почему это востребовано?

 Пытаются освежить, разнообразить, насытить композиции. Повышение тональности называется модуляция. Раньше это использовалось аккуратненько, сейчас бывает, что с каждым куплетом повышается тональность и поэтому напряжение возрастает. Интересная штука, если ты послушаешь ту же «Всё, что в жизни есть у меня» — самое первое исполнение, тебе будет казаться, что она очень медленно звучит. И буквально так все песни, все «старые» звучат заметно медленнее, чем современные. Потому что такая жизнь, уже трудно слушать песни, если бы мы их спели в том же ритме как раньше. Возьми ту же «Мой адрес Советский Союз», она звучала довольно медленно. Всё вместе: и модуляции и насыщение звуками, ритмами — всё сейчас на повышение… Сейчас лирических песен совсем мало, на мой взгляд. Иногда, разве что, кто-нибудь выпустит…

 Новый певец появился у нас, точнее в Казахстане, Димаш Кудайберген, с лирикой и шикарными вокальными данными.

 Да, с широким диапазоном. На мой взгляд, всё очень хорошо у него, но ещё бы чуть-чуть нутра добавить, хотя и то, как уже есть – хорошо, тем более на фоне современников. У него очень редкий тембр, редкий диапазон, и что особенно приятно: и внизу у него звучит — такой насыщенный низ, и очень хороший сочный верх. Молодец, одним словом. Есть шанс стать большим артистом. Но я заметил, что по большей части, он за границей популярен, в Китае.

Какие молодые коллективы вам близки, есть любимые исполнители, композиции, вокалисты?

 Был период – Вова Пресняков. Но теперь и он уже совсем не молодёжь. Ты знаешь, все остальные… скажи мне, кто поёт: Егор Крид или молодые рэперы – я их не узнаю, не знаю, кто есть кто. Мне ни музыка эта не близка, ни стихи не понятны. То есть это чисто танцевальная музыка с ритмами всевозможными. Может быть, я не прав, и наверняка, меня кто-нибудь осудит и скажет, что я ничего не понимаю, а они — такие крутые, может быть… Из современных, хотя тоже уже считается не молодёжь, – Валерия. А из совсем молодых – ничего не приходит в голову, чтобы так ахнуть и сказать: «Классный какой мальчишка или девчонка».

Александр Нефёдов и Олег Слепцов

Конкурсы вокальные смотрите, скажем «Славянский базар» или ещё какие-то?

Редко. Хотя иногда «Голос» смотрю на Первом. Были там интересные ребята, сейчас уже не вспомню кто, потому что надо за этим серьёзно следить. Наши ребята (прим. – коллектив «Самоцветов») смотрят, да, иной раз активно обсуждают. Всё-таки, слава Богу, талантливые ребята есть. Я уверен, что скоро вся муть осядет, как в бульоне, всё это неприятное, что сверху, устаканится, и всё будет хорошо.

Как вы относитесь к проектам типа «Ты — суперстар!», смотрите на НТВ сейчас новую версию?

Последний выпуск не смотрел. Но мне нравятся такие проекты, во-первых, мне приятно послушать больше половины из тех, кто сейчас там участвует. И тогда нравились и сейчас. Алиса Мон… я не так чтобы следил за её судьбой, но после «Подорожника» такие были глазки, такая была девочка… потом вышла замуж, видимо что-то случилось и она как-то погасла, и когда уже «Алмаз» пела — что-то не то, что-то ушло. Сейчас она уже как-то немного оживилась, это очень приятно.

Александр Нефёдов

В этом году, в некотором смысле, у вас юбилей – 40 лет в составе «Самоцветов» с момента первого вашего появления. Как вы оцениваете ваш творческий союз, есть удовлетворенность? Вы вокалист, может быть, есть нереализованные желания, мечта что-то исполнить или записать?

Мечты всегда есть, и нереализованность тоже почти всегда есть. Хочется что-то такое более групповое, более вокальное, но это непросто. В своё время «Песняры» записали «Because» (The Beatles, cover), так красиво! Мне вообще очень нравится, как они поют. Мы довольно часто вместе работаем, и как-то были в Зале Церковных соборов в Храме Христа Спасителя, они первые выступали, мы – за ними, я шёл как раз за кулисы, задержался послушать, так божественно они звучали, тем более, в таком зале. Так что — что-то такое, вокальное, хотя, конечно, «Песняры» — это отдельная тема.

Хочется красивое попеть для себя и для людей, хочется что-то интересное показать. Та же «Рэгтайм на Титанике», на мой взгляд, очень интересно получилась — необычная песня, с необычным для «Самоцветов» звучанием. Но исполняем мы её редко.

Не включаете в программу почему?

 По той же причине — люди хотят услышать «старые» песни. Иногда исполняем, когда собирается публика, и мы видим, что много музыкантов или людей, которые в этом понимают. Просто для неподготовленного слушателя она — песня как песня, обычная, для музыкантов она поинтереснее: она необычная музыкально и в плане группового пения интересная.

Александр Нефёдов

С кем из аранжировщиков работаете?

Больше всего с Владимиром Пресняковым, конечно, и с Жорой Власенко. Пробовали на студии в Твери записываться. Там ребята тоже очень талантливые, иногда они делали нам аранжировки, но как таковой жёсткой привязки нет. Если ребятам нравится материал, они предлагают сделать, мы – не против.

Этот год очень тяжёлый, концертная жизнь практически парализована, всем предлагают научиться жить в новых условиях. Прогнозы не самые утешительные на будущий год. Как вы используете это время, пережидаете или идёт какая-то творческая работа? Я знаю, что у вас запланировал концерт в январе 2021 года.

 У нас был запланирован концерт на 24 ноября текущего года, его перенесли на январь. Запланированы были ещё концерты, они тоже все перенесены. И нам страшновато, конечно, и зрители побаиваются. У нас есть несколько залов в Москве, где мы периодически выступаем, как например Дом культуры «Зуево», Цетр Рюминой, ЦДКЖ и другие. Надеюсь, в наступающем году мы вновь увидимся со своими зрителями. А пока нужно просто пережить это время, переждать.

Вы сами пишите что-нибудь, сочиняете?

 Я сам – нет. Если не получается хотя бы как у Beatles, то и чего тогда?

Александр Нефёдов и Елена Преснякова

Есть ли какие-то проекты, планируете ли что-нибудь новое в дальнейшем?

 Самый масштабный проект на ближайшее время – отметить пятидесятилетие «Самоцветов» Как сложится — большой вопрос.

На 35-летие был грандиозный концерт в Кремле, был полный зал, на сцене было очень много артистов, которые в разное время были в составе ансамбля. Закончился концерт поздно ночью. Надеюсь и на 50-летие «Самоцветов» будет не хуже, — всё-таки такая дата…

Беседовала Екатерина Слезкина

Фото: личный архив Александра Нефёдова

 Дискография (официальный сайт ансамбля «Самоцветы»: http://samotsvetu.ru)

 Альбом «Новые песни»: Любовь-Вода, Ты Красива, Москва, Заново.

 Альбом «Самоцветы в окружении звезд» (Солисты ансамбля «Самоцветы» — 2012, муз. В. Пресняков-ст. / стихи — А. Очировой): Весна на Патриарших (Е. Преснякова), Вызываю огонь на себя (О. Слепцов), Я тебя не знаю (Е. Преснякова), Сталинградская площадь (Самоцветы), Я к тебе не вернусь (Г. Власенко), Россия (А. Нефёдов).

 Альбом «20 лет спустя» (Солисты ансамбля «Самоцветы» — 1996 год — Гала рекордс): Всё, что в жизни есть у меня, Не надо печалиться, Чернобровая дивчина, Увезу тебя я в тундру, Миг первой любви, Школьный бал, Попурри, Удивительные кони, Мой адрес — Советский союз!

 Альбом «Мы стали другими»: Солисты ансамбля «Самоцветы» — 1997 год — Гала рекордс): Колоколенка, Не задавайте нам вопросы, Прошлогодние глаза, Бездомная кошка, Ты моею станешь, Регтайм на «Титанике», Трава-лебеда, Престиж, Горячее тело, Мальчик и девочка, Алладин, Мы стали другими.

 Альбом «Первая любовь» (Солисты ансамбля «Самоцветы» — 2003 год — Синтез продакшн): Лето-лето, Я люблю этот мир, Не повторяется такое никогда, Рассвет-закат, Прощай, Дрессировщик, Как мы любили, Бамовский вальс, Будьте счастливы, Али-баба, Бумажный кораблик, Салют, Наверно не судьба, Горький мёд, Верба.

 Альбом «Колоколенка» Солисты ансамбля «Самоцветы» — 2003 год — Синтез продакшн): Колоколенка, Снег Рождества, Аксинья, Бездомная кошка, Ты моею станешь, Престиж, Регтайм на «Титанике», Мы стали другими, Горячее тело, Мальчик и девочка, Трава-лебеда, Прошлогодние глаза, Алладин, Не задавайте нам вопросов.