Балалайка – самый русский инструмент. Об этом шутливо спела поп-группа «Комбинация» в далёкие 90-е. Что можно сыграть на этом струнно-щипковом инструменте кроме народной музыки? Чем можно удивить публику? Как влюбить в этот инструмент? Оказывается, всё очень просто – нужно лишь прийти на концерт московского коллектива Bryatz Guys (Бряц Гайс). Об истории создания группы, где главным инструментом является балалайка, мы поговорили с её основателем Денисом Жуковым.

 — Денис, расскажите, с чего началась ваша любовь к балалайке?

Первый музыкальный инструмент, с которым я познакомился, была гитара. Наш сосед немного играл на гитаре, и инструмент всегда был на виду. Я его брал, пробовал извлекать из него звуки. Я чувствовал интерес к музыке, поэтому попросил маму отдать меня в музыкальную школу. Когда мы пришли на прослушивание, мне сразу предложили балалайку – показали несколько приемов игры, я услышал красивое вибрато и согласился заниматься на балалайке.

— Почему вы решили играть разную музыку, в том числе рок на балалайке? Ведь для этого была придумана электрогитара. Вам хотелось удивить публику или не хотелось расставаться с любимым инструментом?

— Я всегда увлекался разными музыкальными жанрами, часто я слушал музыку сидя с балалайкой в руках и пытался уловить разные темки на слух, что-нибудь поимпровизировать. Слушая различную музыку, я всегда проецировал возможность исполнения её на балалайке, и, со временем, у меня в голове складывался некий плейлист – именно музыки, которую я бы хотел сыграть на балалайке. В какой-то момент, я увлёкся электроникой, начал использовать гитарные примочки, записывать разные темки, микшировать их, искать звучание, которое мне нравится. Первую композицию, которую я решил переложить на три балалайки, была известная ария Баха из репертуара Жака Лусье. Мне показалось, что эксперимент вполне удачный, и в таком направлении можно двигаться дальше. А что касается рока, это в большей степени баловство на балалайках. Мы в нашем творчестве не акцентируем большое внимание на рок-композициях. Хотелось поэкспериментировать с электробалалайками. Поджанр уже был придуман – хеви-металлические наигрыши, но были большие сомнения — может ли электробалалайка дать плотный рокерский звук, будет ли она полноценно звучать на дисторшене и при этом не терять тембр самой балалайки. Поэтому в целом, весь наш репертуар — это музыкальные эксперименты с разными жанрами.

— Как появилась группа Бряц Гайс? Как вы нашли единомышленников?

— Сначала у меня пришло понимание того, какую музыку я хочу играть. Далее, я долго думал, как это можно реализовать. В одиночку я бы не справился, поэтому мне нужны были единомышленники. Друзья-музыканты у меня были – это, в первую очередь, мои однокурсники по Гнесинке. Также я подружился с нашим барабанщиком – мы работали в оркестре. Я ребятам обрисовал свои идеи, им все понравилось, и мы начали наше творчество.

Считаете ли вы балалайку русским народным инструментом, который, действительно, передаёт загадку русской души? Или этот инструмент имеет другое значение для вас?

— Конечно же, балалайка – это, в первую очередь, русский народный инструмент, который передаёт загадку русской души. Но как вы могли заметить, мы не играем русскую народную музыку. Поэтому лично для меня балалайка – это, в первую очередь, инструмент для реализации моих личных музыкальных предпочтений, а я всегда очень любил классическую и джазовую музыку.



— ​Почему у вас в группе есть ещё баян и ударные? Без них нельзя было обойтись или можно?

— Изначально, я планировал создать группу из четырёх балалаек и барабанов, то есть ритм-секция была запланирована с самого начала. А вот баян пришлось внедрять по мере создания репертуара. Получилось, что в некоторых композициях не хватает фактуры, которую, как раз, заполняет баян. Плюс мы используем электронный баян Roland, а это хорошая возможность использовать различные тембральные краски.

Какими ещё инструментами владеют участники Бряц Гайс?

— Если говорить о профессиональном владении инструментами, то только теми, на которых мы играем в группе.

По какому принципу вы выбираете композиции для своих концертов?

— У нас довольно разнообразный репертуар, в который входят композиции разных жанров, и, соответственно, у нас есть выбор, что играть. Поэтому мы ориентируемся на конкретную площадку. Если это фестиваль увеселительного характера или корпоратив, то стараемся включить в программу побольше рок-хитов, если это джазовый клуб или камерный зал, то играем преимущественно более академическую музыку. В общем, адаптируемся под формат площадки.

Кто делает аранжировки (переложения) произведений для Бряц Гайс?

— Я делаю основу, продумываю концепцию каждого произведения, форму. Я начинал с того что сидел с тремя балалайками – прима, альт и бас – и записывал партии каждого инструмента, микшировал их, искал фактуру. В итоге, если приходило понимание того, что это произведение может получиться, то дальше мы с ребятами уже дорабатывали его до конца.

​- Пишите ли вы свою музыку?

— Лично я музыку не сочиняю. У меня есть лишь некоторые музыкальные зарисовки, импровизационные моменты. А из группы у нас самый талантливый сочинитель – это наш барабанщик, который имеет в своем наследии несколько авторских композиций. Одну из них мы играем – это “Бал для Дади”.


Что вы думаете о группе Apocalyptica? Можно ли включить их кантиленные композиции в ваш репертуар? Не думали об этом? Или на струнно-смычковых они всё-таки лучше будут звучать?

— Apocalyptica – это здорово! Это моя молодость! Я так понимаю, что они были первые кто, додумался к виолончелям подключить дисторшн, и это действительно зазвучало. Они вообще первопроходцы в этом жанре. Я абсолютно уверен, что с балалайками можно придумать что-то аналогичное, но это нужно быть фанатом такого жанра, как хеви-метал. А мы всё-таки больше ориентированы на академическую музыку с элементами баловства в жанре хеви-металлические наигрыши. Что касается того, можно ли включить их композиции в наш репертуар, то тут все просто – конечно, можно. На балалайках вообще нужно играть как можно больше разнообразной музыки, просто сложно быть первопроходцами и придумывать что-то своё.

— Кто слушает Бряц Гайс? Можете обозначить вашу аудиторию?

— Первыми нашими слушателями стали аудиофилы – люди, которые, можно сказать, повёрнуты на идеальном звуке. Всё потому, что мы записали первый свой альбом в аналоговом звучании на плёнку, который тиражировался по всему миру на различных Хай-Энд выставках. Эксперимент с записью альбома оказался удачным, поэтому позже мы выпустили второй альбом. Мне часто пишут в личку иностранцы, спрашивают, где можно приобрести наш альбом в цифровом формате. Но я отвечаю, что мы есть только на пленке. А в целом, я думаю, что наша аудитория — это образованные люди, которые любят музыку.

Как отразился локдаун на ваших творческих планах? Не захотелось ли уйти подальше от концертной деятельности и заняться чем-то ещё, например, исключительно сочинительством?

— Вся эта история с пандемией, конечно, негативно сказалась не только на нашем творчестве, но и на всей музыкальной индустрии в целом. Мы довольно успешно стартовали, собрав несколько больших концертных площадок в России. Потом, прилетели с джазового фестиваля из Южной Кореи. И тут же начались массовые закрытия границ, эта вся неопределенность. Поэтому о концертной деятельности пришлось на время забыть и сконцентрироваться на преподавании. Сейчас, постепенно, концертная жизнь восстанавливается, и мы вместе с ней начинаем набирать обороты.

— Какие творческие планы у вас на будущее? Что ждать вашим поклонникам?

— Сейчас мы дорабатываем наш материал, доводим до ума несколько новых композиций и готовимся к осеннему туру по городам России. Надеюсь, к этому времени вирус окончательно исчезнет и все вернется в свое прежнее русло.

— Спасибо за интервью! Желаем Бряц Гайс новых творческих успехов и аншлагов в концертных залах!

Юлия Калашникова

Фото предоставлены пресс-службой группы