Перед выходом на сцену ставите ли вы перед собой определённые задачи и оцениваете ли потом для себя  качество их выполнения?

– Перед сценой всегда есть ощущение определённого волнения, и, самое главное, быть уверенным в том, что ты эмоционально готов для воплощения образа. Как в жизни – если ты уже поплыл по определённому течению – то продолжаешь плыть, не оценивая происходящих событий. Только по завершении определённого отрезка пути возникает мысль об оценке пройденного этапа. Тогда и начинаешь оценивать качество выполненной работы, сравнивая свои внутренние представления о раскрытии образа с внешними проявлениями восприятия этого образа зрителем. Бывает, что эти факторы не совпадают: ты, вроде бы, полностью воплотил, как тебе показалось, образ, а зритель не проявил ответных эмоций. И, наоборот – по своим собственным ощущениям ты ничего особенного и не сделал, а в зале заплакали – настолько чувственной получилась передача образа. Только с опытом приходит понимание того, как добиться равноценности мнений – зрительского и своего собственного, когда включение нужных эмоций происходит, как говорят в кино, «по щелчку», и у зрителя складывается мнение, что образ может быть представлен только так, а не иначе. Это и есть наивысшая степень качества выполнения поставленных перед исполнителем задач.

Некоторые исполнители после каждого выступления сами себе выставляют оценки по пятибалльной системе, и часто оценка эта не превышает тройки с плюсом. Каково ваше мнение на этот счёт?

         – Я считаю, что у каждого артиста, который правильно оценивает себя в обществе и как исполнителя, самооценка не должна быть слишком завышенной или чересчур заниженной. Всегда нужно себя подбадривать и при этом стремиться к самосовершенствованию.

Что для вас наиболее важно в занятиях с учениками?

– У меня к каждому ученику индивидуальный подход, и я считаю, что каждый человек талантлив. Во время урока, в зависимости от поставленных задач, принципы занятий несколько различаются. Если ученик готовится на конкурс, требования к нему усиливаются, можно даже сказать, несколько ужесточаются, потому то необходимо добиться от него наиболее высокого уровня исполнительского мастерства как можно быстрее. Если же идёт обычный учебный процесс, то я стараюсь всё обговаривать настолько подробно, чтобы ученик понял связь эмоциональной, музыкальной и текстовой составляющих, чтобы у него это вошло в подсознание. Это поступенный процесс, и подъём на каждую новую ступень может происходить с различным промежутком времени, у кого-то быстрее, у кого-то медленней.

Какие принципы в работе с учениками вы считаете наиболее действенными?          Почему?

– Тут два наиболее важных принципа – кнут и пряник. И они должны быть применимы ко всем. Я считаю, что в зависимости от обстоятельств, кого-то подстёгивает кнут, а кто-то лучше идёт за пряником. И эти принципы всё время между собой варьируются.

Как, по-вашему, должен ли профессиональный певец заниматься педагогической деятельностью?

Если у певца-профессионала есть желание проверить, насколько действенна его вокальная методика, донести свой опыт и знания до других, тогда, я считаю, что он должен преподавать. Голос – это тот же музыкальный инструмент, и задача педагога объяснить ученику, как правильно играть на нём.

Здесь хотелось бы упомянуть, — добавил Дмитрий Дунаев, — что не всегда хороший певец может быть хорошим педагогом. И далеко не каждый хороший педагог является хорошим певцом. Что касается Александра Петровича, то в нём объединяются певец и педагог, а это очень большая редкость. Так что вашему университету очень повезло.

– Дмитрий Николаевич высказал по данному вопросу своё субъективное мнение, но мне хотелось бы добавить, если певец чувствует, что его методика какая-то особенная, нужно попробовать себя в педагогической деятельности, если он этого не чувствует, то заниматься преподаванием ему не следует. Я пошёл в педагогику, потому как считаю, что могу применить методы, позволяющие быстро и правильно научить студента пользоваться голосом. По моему мнению, пять лет учёбы вполне достаточно, чтобы подготовить профессионального певца.

Как вы думаете, возможно ли применение некоторых методов театральной педагогики в процессе обучения вокалу? 

– Несомненно. Заметьте, что некоторые драматические актёры часто поют лучше, чем академические певцы. Потому что у драматического актёра на первом месте стоит мысль и слово. Актёрское мастерство очень важно и для оперных певцов. Только правильно обученный певец может донести до слушателя заложенную композитором интонацию, смысл написанного поэтом текста и сможет создать необходимый драматический образ.

Как, на ваш взгляд, эти методы должны соотноситься между собой?

– На первое место, скорей, сначала следует поставить вокальное мастерство и всё, что необходимо для его развития – это сольфеджио, гармония, умение владеть голосом. А потом всё больше места будет занимать занятие актёрским мастерством. Здесь нет чёткого деления в процентном соотношении вокальной и театральной педагогики, в какой-то момент тебе больше не хватает вокального мастерства, а в другой – актёрского.

Прежде всего, нужно сыграть на сцене, как, в своё время, делала это Алла Борисовна Пугачёва. – Высказал совершенно правильную  мысль Дмитрий Дунаев. – Она умудрялась, в общем-то, никакие стихи превратить в спектакль. Сейчас, к сожалению, забыли, что песни нужно не только петь, но играть. Ведь у каждой песни есть четыре главных составляющих — это стихи, мелодия, аккомпанемент и исполнение. Исполнение – это не просто вышел и спел, а спел и сыграл. И только когда присутствуют все эти четыре составляющих, получается та самая песня, которую можно дарить своему любимому зрителю. – Что ж, совершенно верно. Остаётся только поддержать и подписаться под этим высказыванием, что и не преминул сделать Александр Петрович.

–  Охарактеризуйте следующее высказывание: «Научить петь нельзя, но можно научиться».

–  Это моё правило жизни. Когда я учился в классе у профессора Иванова в Одесской консерватории, все, кто учился у него в классе, состоялись как певцы. Среди них Паата Бурчуладзе и Мария Гулегина. Невозможно было бы педагогу каждого учить и научить. Это каждый хотел научиться и научился. Если есть такое желание – ты будешь учиться и научишься.

По этому вопросу также высказал своё мнение Дмитрий Николаевич:

         –  Не каждый научившийся певец является певцом в полном смысле этого слова. Иной раз это просто человек, который умеет правильно дышать и владеть инструментом. Научиться играть на инструменте – это одно, а вложить в него душу –  совершенно иное.  А сожалению, многие так называемые певцы сейчас, получив хорошее вокальное образование, просто что-то декламируют под музыку. Таких людей назвать певцами лично я не могу.

         И вы совершенно правы, Дмитрий Николаевич. Ведь пение – это не просто слова, рассказываемые под музыку.  Это нечто большее, гораздо большее, проникающее в самую глубину человеческой души и находящее в ней эмоциональный отклик, заставляющее о многом  задуматься того, кому довелось хоть раз ощутить волшебную силу истинного вокального исполнительства.

Янаги Ясумото

06 06 2014